О Нас | Контакты

Карта сайта

Мировая железорудная промышленность



    Добыча железных руд – одна из крупных подотраслей горнодобывающей промышленности. Но поскольку железные руды используют в черной металлургии, организационно это производство во многих странах, обычно рассматривают в ее составе. Правильнее было бы отнести его к обеим этим отраслям.

 

Мировое производство железных руд зависит прежде всего от спроса, который предъявляет на них металлургическая промышленность. динамика мировой добычи товарных железных руд свидетельствует о том, что этот спрос не всегда был одинаково высоким. Спад добычи в первой половине 1980-х гг. явился прямым следствием общего замедления развития мировой экономики, в том числе и под воздействием энергетического и сырьевого кризисов. В 1990-х гг., напротив, рост добычи, хотя и не быстрый, происходил без сильных нарушений, и в 1995 г. уровень ее впервые превысил 1 млрд т.

 

Рассматривая количественные показатели мировой железорудной промышленности, нужно учитывать и качественные изменения, происходящие в этой отрасли. Хотя содержание железа в рудах большей частью колеблется в пределах от 40 до 60 % (а в Либерии достигает даже 67 %), тенденция к еще большему улучшению качества товарной продукции прослеживается достаточно отчетливо. Она выражается не только в преимущественном потреблении агломерата и концентрата железных руд, но и в переходе на использование металлизированных окатышей с еще более высоким содержанием железа. Растет и употребление промышленного и амортизационного лома. Поэтому теперь часто говорят не просто о железных рудах, а о железосодержащем сырье. Важным технологическим новшеством стал также переход к открытой добыче железных руд.

 

В географическом распределении мировой железорудной промышленности за последнее время также произошли очень существенные изменения. Еще в 50—60-х гг. XX в. главными производителями железных руд для своей же черной металлургии были страны Западной Европы, США, Канада и СССР, но затем началась все ускоряющаяся «миграция» предприятий этой отрасли в развивающиеся страны, а также в Австралию при одновременном снижении роли старых рудодобывающих районов. За этими географическими сдвигами стоит прежде всего деятельность ТНК, направленная на перенос «грязных» производств в страны Азии, Африки и Латинской Америки. На средства ТНК в них и создается большинство новых предприятий.

 

Более детально этот процесс можно проследить на примере 1990-х гг.  Во-первых, несмотря на то что железные руды в наши дни добывают в 43 странах, примерно 9/10 их мирового производства приходится на 12 стран – Китай, Бразилию, Австралию, Индию, Россию, США, Украину, Канаду, ЮАР, Швецию, Венесуэлу, Казахстан. Во-вторых, из-за длительного экономического кризиса, затронувшего и черную металлургию, в 1990-х гг. заметно уменьшились как общие размеры, так и доля железорудной промышленности СНГ в мире. То же относится и к зарубежной Европе, которая все больше переходит с собственного сырья на привозное. В последние годы фактически прекратилась и без того небольшая добыча железных руд во Франции, в Великобритании, Германии, Норвегии, Испании, Португалии, Финляндии, Австрии. В-третьих, в США и Канаде уровень добычи железных руд более или менее стабилизировался. В-четвертых, в остальных регионах этот уровень продолжает расти, причем особенно заметно в зарубежной Азии, Латинской Америке и Австралии. Согласно прогнозам, в начале ХХI в. основного прироста добычи можно ожидать в Австралии, Бразилии, Индии и Венесуэле.

В такой ситуации не могли не измениться и объем, и география международной торговли железосодержащим сырьем. Все большая переориентация черной металлургии экономически развитых стран Запада на дальнепривозное сырье увеличивает территориальный разрыв между основными районами добычи и потребления железных руд. Уже в 1993 г. мировой экспорт их превысил 400 млн т, к концу 1990-х гг. он возрос до 450 млн т, а в 2005 г. до 650 млн т. Это означает, что в каналы международной торговли ныне поступает около 1/2 всех добываемых в мире железных руд.